January 30th, 2014

История - это память

Оригинал взят у russcorps в История - это память
Знать историю своей страны -- то же, что знать и помнить историю своей семьи. Ведь история -- это, прежде всего, именно память. Память о событиях и людях, о прошлом отдаленном и не очень. И заметьте, без всего этого попросту невозможны достойные настоящее и будущее!

Герои документального фильма «Русский Корпус. Свидетельства» обращаются к русскому зрителю с призывом не забывать свою историю, помнить и о тех ее страницах, которые много лет были в тени. Страницах страшных, порой сложных для понимания, но имевших место. А значит, достойных того, чтобы их помнили.

«Я бы хотел сказать всем, кто увидит этот фильм, кто услышит то, что мы говорим: народ без истории - это не нация», - говорит русский эмигрант Ростислав Полчанинов. И ему, так или иначе вторят все герои фильма.

Они мечтают о возрождении России, - сильной, сплоченной, достойной. Они не мыслят себя без России. Без своей страны, с которой живут в разлуке десятки лет.

Всю свою жизнь каждый из них прожил с клеймом: «враг». Но парадокс истории заключается в том, что представители Русского корпуса не воевали против России. Да, они боролись с советским режимом, вели войну против политического строя, но это была борьба за Россию. Такую, какой они ее знали и мечтали видеть.

Лишь сегодня, благодаря создателям фильма, российские зрители получили возможность выслушать тех, кто волею судеб оказался в эмиграции, вдали от Родины. Постараться если не принять, то понять: они -- не враги. Десятилетия неприятия и забвения со стороны соотечественников не очерствили их сердца, они все так же верят в возрождение России и по-прежнему желают ей процветания.

«Русским людям я хочу сказать следующее: мы такие же русские, так же любим Россию, - говорит с экрана бывший «корпусник» Юрий Шеффер. - Мы гордимся Россией. Мы без России не можем представить свое существование». В этих словах -- его вера и истина. Не такая, к какой мы привыкли. Но услышать ее необходимо.


Интервью с Федором Ордовским, одним из операторов фильма "Русский Корпус. Свидетельства"

Оригинал взят у russcorps в Интервью с Федором Ордовским, одним из операторов фильма "Русский Корпус. Свидетельства"
Время перелистать страницы
Новый фильм о «Русском корпусе» заставляет задуматься о России


Когда речь идет о недавней истории твоей страны, - самое сложное, это объективность. Потому что минувшее столетие было сложным, кровавым, калейдоскоп войн и конфликтов переломал и смешал людские судьбы настолько жестоко и жестко, что даже по прошествии десятилетий невольно делишь всех на «своих» и «чужих». И все же пора вернуть вычеркнутые из учебников страницы истории, перечитать их спокойно и объективно, без истерик и однозначных оценочных суждений. Один из первых шагов в этом направлении сделали создатели документального шестисерийного исторического фильма "Русский корпус. Свидетельства". О том, как и для чего снималась эта лента, о нам рассказал один из операторов картины - Федор Ордовский.

- Как появилась идея снять фильм о «Русском корпусе»? С чего вообще все началось?
- Для меня все началось в 2007 году. Мы тогда снимали фильм «Кто ты такой?» о русской диаспоре в Венесуэле. Там мы впервые столкнулись с «корпусниками». И вот, спустя три года, развивая эту тему, мой отец - режиссер Михаил Ордовский - начал делать фильм о тех, кто служил в «Русском корпусе»
- Как искали людей, героев фильма?
- Их даже искать не пришлось: все, служившие в «Русском корпусе» в разные годы, известны, все они состоят в обществе, которое существует и по сей день. Просто кто-то согласился общаться с нами, а кто-то нет.
- И снимать пришлось по всему миру?
- Да, снимали в России, на Украине, в Сербии, Швеции, США, Венесуэле, Аргентине. Единственное, куда не удалось попасть, это в Австралию.
- Расскажите о героях фильма. Какое они произвели на вас впечатление?
- Это люди истинной культуры, веры, честности, гражданской позиции, которой они, не смотря ни на что, придерживались всю жизнь, хотя это было непросто. По счастью, они эту культуру экспортировали и сумели сохранить. Люди – отголоски иной эпохи, нам практически неизвестной, носители культуры, нами, к сожалению, утраченной.
- И задача была - рассказать о них?
- Нет, все несколько сложнее. Историческая ситуация, в ходе которой они оказались членами «Русского корпуса» гораздо глубже, нежели это видится на первый взгляд глазами среднестатистического русского/советского человека. Проблема куда глубже, чем ее привыкли преподносить наши историки, гораздо глубже, чем ее диктует общественное мнение. Снимая фильм, мы как раз и пытались разобраться в той части исторического наследия, которая годами отвергалась официальными источниками и обществом в целом.
- Получилось разобраться?
- Об этом судить зрителю. Лично для меня внутренне вопрос решился: мне стало понятно, почему наши герои оказались в Русском корпусе. А что из фильма для себя вынесет зритель, как отнесется к этой непростой истории… Хотелось бы, конечно, чтобы зритель этих людей принял, услышал их, узнал об их судьбах. Я не говорю, чтобы он встал на их сторону и защищал, но чтобы после просмотра фильма каждый попытался понять и осмыслить этот исторический пласт – вот это важно. Именно ради этого фильм и снимался.
- То есть фильм оказался важным и для вас?
- Для меня самое важное, что произошло, это изменение собственного восприятия этих людей и, как следствие, исторической проблемы в целом. Работая над фильмом, мы столкнулись с русскими людьми, живущими за границей и вот уже десятки лет хранящими русскую культуру, память о своей родине. Это люди, искренне любящие и почитающие Россию, пронесшие через всю жизнь эту любовь и память. И вот, выясняется, что они воевали под немецкими флагами на стороне Гитлера. Поначалу, конечно, это был культурный шок, восприятие событий и людей, участвовавших в этих событиях, раздвоилось. Потом, постепенно, пришло осознание, что не так все просто. Как говорит один из наших героев: «Всю жизнь в нас плевали, называли предателями, за то, что мы воевали против России. Но на самом деле мы никогда не воевали против России, мы воевали против идеи».
- Получается, речь идет о двух разных восприятиях – двух разных войнах?
- Или об одной войне. По большому счету, для них это была все та же Гражданская, которая не закончилась. Вот вам пример: один мой дед прошел всю войну, получил множество ранений, вернулся полковником, а другой дед воевал как раз с той стороны, в «Русском корпусе». Как это ни странно, ни страшно звучит, - с обеих сторон в этой войне были русские люди, которые воевали за свою Россию.
- Думается, многим будет тяжело принять такой взгляд…
- Конечно. Даже в среде близких мне людей, есть те, кто просто отказывается посмотреть на ситуацию иначе. Для них все, кто был по ту сторону фронта - фашисты, гады, подонки, и без разговоров. Путь от неприятия к пониманию очень сложен, и тем, кто работал над фильмом, кому пришлось лично столкнуться с нашими героями, пришлось его пройти так же, как и мне самому. Была, в частности, такая ситуация: один из операторов сказал, что «про фашистов» он снимать не будет. Михаил Львович дал ему посмотреть часть отснятого уже материала, после чего оператор сказал, что берет свои слова обратно.
Вообще, работая над картиной, просто невозможно было не проникнуться уважением и любовью к этим людям. Снимая фильм, мы хотели получить ответ на вопрос, как и почему получилось, что несколько десятков тысяч русских людей оказались в «Русском Корпусе». И получить ответ непосредственно из уст людей, которые в этом участвовали или были рядом.
- И все же, многих эта лента шокирует. Все-таки русские в гитлеровской форме… Вы не боитесь обвинений в реваншизме?
- Напротив, мы очень надеемся, что этот фильм послужит примирению и объединению русских людей, где бы они ни родились и ни жили. Его финальные кадры – запись, которую авторы делают в книге из белградской часовни - памятника павшим русским солдатам: "Памяти ВСЕХ русских людей, павших в войнах ХХ века". Именно всех. Важно понимать, что ни авторы, ни участники фильма никоим образом не сочувствуют немецким захватчикам и скорбят о погибших русских людях. У всех, кто работал над фильмом, как, почти у каждого русского человека, так или иначе кто-то в семье воевал, кто-то погиб на этой войне. Какой там реваншизм, что вы в самом деле!
- Что вы ждете от фильма, когда он будет показан?
- В марте состоится большая премьера в Москве, а дальше, хочется верить, наше детище заживет своей жизнью. Надеюсь, лента все же найдет своего зрителя, и это не будет кучка сугубо профессиональных историков или кружок антикоммунистов. Хочется, чтобы этот фильм нашел отклик в сердцах тех наших сограждан, которым по большому счету сейчас и дела нет до этих вопросов. Нужно как раз, чтобы вопросы возникли. Цитируя еще одного нашего героя, - «Если народ теряет историческую память, это трагедия». А у нас, к сожалению, именно это и происходит.

Анна Дивченко

Письмо Николая Бондарика из тюрьмы.

Оригинал взят у shust51 в Письмо Николая Бондарика из тюрьмы.
ПИСЬМО БОНДАРИКА ИЗ ТЮРЬМЫ








Главная » 2013 » Статьи из газеты №49 (2013) » ПИСЬМО БОНДАРИКА ИЗ ТЮРЬМЫ

Появилась возможность передать на волю пару строк. О моем «деле». Ни с Барановым, ни с Пименовым (по делу это, якобы, те ребята, которым он платил деньги за политические провокации — прим, редакции) до утра Куйрам-байрама, не встречался, не общался и не был знаком. Это были одни из, более чем 7000 «друзей» Вконтакте. Рано утром, 15-го октября, мне написали со страницы Василия Баранова (от имени его жены), что он ранен, избит, в него стреляли какие-то кавказцы. Ко мне обратились, потому что не знали, что делать в таких ситуациях: в помощь полиции не верят, боятся выходить из дома, т.к. эти кавказцы могут караулить их у парадной. Дословно я уже не помню, но смысл такой. В сообщении был указан телефон.
Я позвонил, по голосу было понятно, что человек действительно в шоковом состоянии. Он рассказал, что в кафе на пр. Просвещения у дома №52 у него и его друзей был конфликт с «нерусскими», вроде, кавказцами. Они сидели втроем в этом кафе, пришла группа «нерусских», около 10 человек и начали их задирать, полезли драться. Когда Василий с друзьями стал убегать — нерусские начали стрелять в них из травматического пистолета. Он подробно все изложил в деталях. Я, по старой журналистской привычке, всегда проверяю источники информации. Поэтому попросил у него данные этих двух друзей. Он дал мне ФИО и год рождения одного и мобильный телефон другого, кажется, Славы. Я перезвонил Славе, и тот подтвердил рассказ Василия, сказав, что в него тоже стреляли, но не попали, а в Василия попали и ранили. Это все было около часа ночи, по их словам. Я снова перезвонил Василию и предложил ему вызвать скорую помощь и позвонить в полицию. Когда приехала скорая помощь, Василий мне перезвонил, и я попросил дать трубку врачу скорой помощи. Она подтвердила, что у Баранова есть повреждения и сейчас его повезут в больницу — оказывать помощь и фиксировать повреждения. Врач назвала номер станции и номер экипажа. Все это происходило ранним утром 15 ноября, кажется, около 5-6 утра. Все, что я излагаю, есть на моей стене Вконтакте, где я фактически вел онлайн-трансляцию. Позже опять перезвонил Баранов и сказал, что в больницу его так и не отвезли, т.к. у парадной его забрали полицейские, и сейчас он в отделе полиции. Я перезванивал в этот отдел несколько раз. Первый раз мне сказали, что разбираются по его заявлению о нападении. Потом сказали, что с ним «ведут воспитательную беседу, т.к. он неправильно себя ведет». Звонил сам Баранов, сказал, что его «задерживают за разжигание розни» и сейчас посадят в камеру и отберут телефон. Телефон его, сразу после этого, стал недоступен. На мой звонок полицейские ответили, что оформляют на него административку за пьяное состояние. На мой вопрос: как это возможно, если вы забрали человека от подъезда его дома по его же заявлению? — они отказались разговаривать и бросили трубку. Позднее утром мы созвонились с гражданской женой Баранова, Галей. Она прибыла в отдел полиции и сказала, что как-то ситуация складывается непонятно, что Василий оказывается еще и виноватым. Я понял, что ему срочно нужна юридическая поддержка. Созвонился с Леной Любимовой (группа «Помощь задержанным»), объяснил ситуацию. К Баранову отправился адвокат (кажется, Ольга Каймашникова, если я не путаю фамилию). Но в отделе полиции ей сказали, что Баранова увезли в Следственный Комитет, на Мойку. Адвокат поехала туда, но ее туда просто не пустили, хотя она имела выписанный на Баранова ордер на защиту. Телефон его не отвечал.

Около 8-9 утра (если не ошибаюсь) мне написал некто Волков и сообщил, что на перроне ст.м. «Горьковская» его грубо толкнул какой-то нерусский, из тех, кто направлялся к соборной мечети на Куйрам-байрам. В ответ на вежливое замечание – его ткнули ножом в руку. Поскольку ранее я с Волковым не общался, я так же решил проверить данную информацию. Я предложил ему сфотографировать рану, выложить фото Вконтакте, поехать в травмпункт для обработки раны и фиксации повреждения. Он сделал и то и другое. Я, убедившись в наличии ранения, так же предложил ему обратиться в полицию, что он и сделал. Он позвонил мне, сказав, что полицейские взяли с него объяснения, обещали начать поиск нападавшего, и он поехал в свой колледж. Уже днем, 15 октября, я узнал, что какие-то сотрудники полиции, не известив его родителей, забрали его из колледжа и увезли в следственный комитет. Я так же написал об этом Вконтакте и попросил адвоката туда приехать. Так же туда подъехала Оксана Борисова («Вельва»), чтобы выяснить, в чем дело. Их тоже не пустили к Волкову (впоследствии оказалось, что «Волков» — это его ник Вконтакте, а настоящая его фамилия- Пименов). Вконец замотавшись, вечером, я лег спать и проспал аж до полудня 16 октября. Первой до меня дозвонилась Ольга Курносова и сказала, что меня скоро арестуют. Спросонок я не понял, подумал, что она шутит, но Ольга рассказала, что наш начальник ГУ МВД Умнов собирал брифинг для прессы с участием Пименова и Баранова, обвинил меня в провокации и заявил, что мое задержание «это вопрос времени». Почитав информацию об этом на «Фонтанке.ру» я вмиг проснулся и первым делом подумал, что у нашего главполицая осеннее обострение, и он сошел с ума. Но, полистав сайты СМИ, понял, что у меня, кажется, большие неприятности. Я тут же написал на своей странице Вконтакте, что жду Следственный комитет у себя дома. За это время у меня успели взять комментарии ряд СМИ, приехали 3 съемочные группы телевидения НТВ, Рен-ТВ и 100ТВ. Во время съемки интервью Рен-ТВ, для передачи Марианны Максимовской, которое снимал журналист Александр Глебов, — раздался телефонный звонок. Звонил Василий Баранов с телефона матери его гражданской жены Гали. Он извинялся за происшедшее, говорил, что «опера по борьбе с национализмом» (очевидно из «центра Э») его били, угрожали, и заставили меня оговорить, он, под видеозапись, подтвердил, что мы с ним ранее знакомы не были, никакого сговора о подготовке провокации тоже не было и т.д. Данное видео уже, наверное, выложено в Интернете, и каждый может его посмотреть. После Рен-ТВ приехало 100ТВ (Ольга и с ней двое), я при них уже сам перезвонил Баранову, и он повторил почти тоже самое. После чего он согласился дать им интервью. Они поехали к нему, но, как позже я узнал, ему тут же позвонили оперативники и угрозами заставили его уехать из дома. Но видеозапись моего разговора с Барановым так же есть. Около 15 часов (точно не помню), ко мне приехал следователь с группой сотрудников, нашли понятых и приступили к обыску. Телефоны сразу изъяли. После 3-х часового обыска, перевернув в доме все вверх дном, меня увезли в Следственный комитет на Мойку. Подъехала мой адвокат Светлана Ратникова, и меня допросили. В общих чертах я рассказал все вышеизложенное. Я, в принципе, уже понимал, что поскольку о моем задержании было заявлено на предстоящем самом высоком уровне, то меня арестуют. Так и произошло. Из СК меня привезли в, уже ставшее почти родным, здание на Захарьевской. Только уже не в гостеприимный для оппозиционеров изолятор (для административно арестованных), а в крыло для подследственных. На следующий день Выборгский суд определил меня на ближайшие два месяца в следственный изолятор на ул. Лебедева. Там уже все обо мне знали, встретили дружелюбно, подарили пачку «Парламента» и зажигалку, подходили поддержать, ободрить. Думаю, и с чувством юмора там все нормально, поскольку определили меня в уютную, чистую, двухместную камеру с номером 88. Надвигался мой День Рождения, и я совсем уж приготовился отметить его с сокамерником — дружелюбным белорусом, ожидающим депортации в родные пенаты. В понедельник днем повели на обязательное медицинское освидетельствование. Сделали флюорографию. Врач мне сразу ничего не сказала, но, буквально часа через 3, меня дернули с вещами в транзитную камеру в туберкулезной секции. Так я узнал, что болен туберкулезом, и мне предстоит переезд в Горелово, где содержатся подследственные- туберкулезники. Свой день варенья мне пришлось встречать в самой необычной обстановке за всю свою жизнь — в тюрьме, в транзитной камере для туберкулезников, огромной, но напрочь замызганной и загаженной, в компании двух наркоманов-туберкулезников (один из них- с открытой формой и в состоянии ломки). Было весело и живописно. Один, Стас, сидел уже неделю и оклемался. Я быстро смастерил из его станка кипятильник (О, эта школа «Крестов» 90-х! Мы пили чай и ругали «поганых ментов», слушая бессвязные бредни Петрухи (это который с открытой формой). В момент прояснения сознания Петруха достал сигареты. Кипятильник коротнул, пробки выбило. Мой День Рождения отметили, приготовив еще чайку на факелах из газет в темной холодной камере. Незабываемые ощущения! Петруха успел поздравить меня от всей души, и, хлебнув чая, опять ушел в астрал. В общем, сижу я в туберкулезном отделении СИЗО-6 (Горелово). Вопрос: где я подцепил эту заразу? Ведь полтора года назад я проходил флюорографию, и мои легкие были абсолютно чисты. Да и сам по себе туберкулез- это болезнь социального дна. Вариант только один — во время моих многочисленных задержаний и отсидок — после сходов. Поскольку камеры, где содержатся политические оппозиционеры, в промежутках заполняются бомжами, алкоголиками, наркоманами, нелегальными мигрантами. А все эти категории арестантов и являются разносчиками палочки Коха. Особенно — «трудолюбивые мигранты» из Таджикистана, где полностью развалена сфера здравоохранения (после многолетней гражданской войны) и, в результате, чуть ли не половина мигрантов являются разносчиками этой заразы, впрочем, как и СПИДа, сифилиса и пр. Кажется, в ГУИНе даже и не догадываются о необходимости периодических дезинфекций камер, которые, как видно на моем примере, становятся рассадниками туберкулеза. Хотел бы настоятельно порекомендовать всем оппозиционерам, которых задерживали в последние 2 года бурных протестов — обязательно пройти обследование! А правозащитникам — обратить самое пристальное внимание на эту проблему. Это может коснуться каждого. И если продажные девки награждают клиентов сифилисом, то продажные полицаи вполне могут наградить оппозиционеров туберкулезом. Прискорбно, но факт. За прошедший бурный год я отсидел почти 2 месяца — в каталажках полицейского ведомства. Нигде о дезинфекции камер и не помышляют. Итог — налицо, а точнее — на пленке флюорографии! По заключению врачей у меня поражение верхней часть левого легкого в стадии инфильтрации с частичным распадом. По их прогнозам — ближайшие полгода — год мне предстоит интенсивное лечение, после этого- длительная реабилитация. Но со мной или без меня — борьба продолжится! Невозможно бесконечно властвовать над 150-миллионным европейским, по своей сути и культуре, народом — азиатскими способами в стиле Туркменбаши. Мы достойны лучшей жизни, и она, я верю, скоро настанет!




НИКОЛАЙ БОНДАРИК,


СИЗО-6. Горелово.

Русские в кавычках и без

Оригинал взят у ivan777lapshin в Русские в кавычках и без
Это настоящие русские люди, они сейчас находятся в застенках режима
1587e57d46
MOh77iRVwJreCcOBgI5RXA
А это русские в кавычках, они много лет "борются с режимом", их "преследуют власти". При этом они героически умудряются кушать в дорогих ресторанах и ездить на дорогих машинах.
v_WYZesstx0
56912
_MG_2639-1

Один бесконечный День победы.

Оригинал взят у baikmonarchist в Один бесконечный День победы.
Культ победы СССР во Второй мировой войне широко и помпезно празднуется в РФ, в гораздо больших масштабах, чем в самом СССР. Каждый год 9 мая справляется с большой помпой, во всех крупных городах проходят военные парады, совершаются массовые народные гуляния, сопровождающиеся обильными попойками. Чиновники с высоких трибун в очередной раз подчеркивают величие этой победы, героизм народа, раздаются обещания оказывать помощь ветеранам. Если день победы приходиться на круглую дату, то юбилейные торжества принимают просто неимоверные формы.

Однако празднования дня победы отнюдь не ограничивается одним лишь 9 мая. Существует огромное количество памятных дат, которые также отмечаются с большой помпой.

В течение года "победу советского народа над немецко-фашистскими захватчиками" празднуют примерно так.

Не успели отгреметь новогодние торжества, как 27 января празднуется день снятия блокады Ленинграда, СМИ рассказывают о тяжести этой блокады, произносятся пафосные речи, все это плавно перетекает в день празднования победы в Сталинградской битве(2 февраля). После наступает небольшой перерыв, который заканчивается накануне так называемого "Дня защитника Отечества"(23 февраля). Этот день является своеобразной прелюдией к Дню победы. С 23 февраля начинается подготовка к празднованию 9 мая. По всем государственным телеканалам в течение двух с половиной месяцев постоянно транслируют старые советские и новые эрэфовские фильмы о ВОВ. Чиновники произносят пафосные речи и из их уст звучат обещания обеспечить каждого ветерана квартирой.

Апофеозом победного культа в РФ является безусловно празднование 9 мая. Но даже по его окончанию победная вакханалия не стихает. Еще в течение двух трех недель на телеэкранах продолжают показывать репортажи о прошедшем празднике. Официальные лица и журналисты с телеэкранов с упорством подчеркивают как торжественно прошло в этом году празднование Дня победы, вновь раздаются обещания предоставить жилье ветеранам.

Лишь в конце мая празднование Победы затихает, но ненадолго. Уже 22 июня в РФ отмечают годовщину начала войны. Вновь по телевизору раздаются пафосные речи, показываются документальные фильмы. Затем 24 июня отмечается день Парада победы 1945 года, который плавно перетекает в годовщину Курской битвы (5 июля) .

Потом празднование затихает, так как особых памятных дат более не встречается, да и в России наступает мертвый летний сезон, в период которого политические и общественные вопросы российских граждан особо не интересуют. Но даже в эту пору отпусков руководство РФ пытается напомнить о победе. 5 августа отмечается годовщина освобождения Советскими войсками Орла и Белгорода, а 23 августа окончание Курской битвы.

После наступает 2 сентября - День капитуляции Японии и окончания Второй мировой войны. И эту дату правительство РФ использует как повод лишний раз поговорить о "Великой победе над немецко - фашистскими захватчиками".

Потом правда памятных дат становиться меньше, так уж получилось, что в период осени никаких особых побед советские войска в ходе ВОВ не одерживали. Поэтому праздничная атмосфера спадает.

Однако накануне и после 7 ноября в РФ отмечается годовщина парада под Москвой в 1941 году, которое плавно перетекает в годовщину победы под Москвой. Потом правда берется перерыв в связи с приближением новогодних праздников. Поскольку советский Новый год для граждан РФ является самым главным праздником, перед которым меркнет даже 9 мая, поэтому и разговоры о победе считаются в этот период неуместными.

И так происходит год от года. Складывается такое впечатление, что весь период существования современного государства РФ это одно большое  празднование Дня победы с небольшими перерывами.

Понятно, что победа СССР во Второй мировой войне, является сегодня главным мотивом для оправдания существования советского режима и государства РФ, так как других достижений у советского строя особо нет. Но даже в Совдепии такого культа Дня победы как в РФ не было. Более того, до 1965 года его никак не отмечали вовсе.

Про Российскую Империю здесь и говорить нечего. Где бы это видано было. чтобы в Исторической России раздувался культ Северной войны или войны 1812 года. И уж православные Императоры не опускались до такой степени, чтобы торжественно отмечать годовщины сражений под Клястицами, Малоярославцем или Березине.

Зачем же сегодня по прошествии стольких лет руководство РФ обожествляет победу?

Ответ прост. Путинский режим хочет отвлечь народ от текущих социальных проблем. Пусть себе народ как можно дольше празднует и веселиться, лишь бы не задумывался о тарифах ЖКХ, мизерных зарплатах и чудовищном социальном неравенстве.

Власть пытается тем самым внушить народу, что ничего страшного в том, что  сейчас он так плохо живет, ведь раньше наши деды одержали такую великую Победу, им было так гораздо хуже, чем нынешнему поколению. Власть убеждает, что если деды в 1941-1945 выдержали тяжести бедствий войны, то и нынешний народ должен вытерпеть.